Главная Новости Затянуть сети потуже
24 декабря 2020

Затянуть сети потуже

Сетевые реформы встали на паузу

Весь год чиновники и бизнес вели горячие баталии вокруг реформ в электросетевом комплексе — дифференциации тарифа ФСК и введения платы за излишки сетевой мощности. Минэнерго хочет добиться справедливого распределения тарифной нагрузки на весь рынок, но бизнес предупреждает о разрушительном воздействии такого подхода на экономику. Цена реформ, по оценкам аналитиков,— почти 400 млрд руб. ежегодной дополнительной нагрузки на промышленность. Споры, очевидно, продолжатся уже в следующем году.

Разделяй и повышай

Перестановки в правительстве и карантин из-за коронавируса дали регуляторам энергорынка дополнительное время для обсуждения целесообразности масштабных реформ в электросетевом комплексе. Самые спорные инициативы — повышение тарифа Федеральной сетевой компании (ФСК, входит в «Россети») и введение платы за резерв электросетевой мощности. Оба механизма поспешно включили в новый проект стратегии развития электросетевого комплекса до 2035 года, хотя в правительстве до сих пор сохраняются разногласия по поводу новых мер. Продолжает оказывать жесткое сопротивление и крупный бизнес, указывая и на текущие экономические трудности из-за пандемии. «Россети» ожидают запуска реформ в 2021 году.

Механизм дифференциации тарифа ФСК похож на возврат к старой схеме оплаты «последней мили» — когда крупный потребитель на магистральных сетях фактически доплачивал за снижение тарифа для небольших и средних потребителей распредсетей. Причина таких перекосов возникает из-за неуклонно растущего объема перекрестного субсидирования (платеж бизнеса за искусственное снижение тарифов населения). Объем «перекрестки» оценивается в 239 млрд руб. в год. Сейчас практически вся сумма ложится в тарифы небольших и средних компаний. Тарифы ФСК в четыре-девять раз ниже тарифов распредсетей. В «Россетях» считают, что поэтапная дифференциация тарифа магистральных сетей позволит плавно устранить дисбаланс в системе тарифообразования.

Однако всякий раз прогнозная сумма дополнительной нагрузки на клиентов ФСК увеличивается. Согласно последним оценкам Минэкономики, платеж крупной промышленности предлагается увеличить на 44 млрд руб. (18% от текущего объема «перекрестки»). Срок реформы также не определен: Минэнерго рассчитывало нарастить тариф за три года, Минэкономики настаивает на пяти годах. Но после череды совещаний профильным министерствам так и не удалось достичь единого мнения: реформу по-прежнему критикуют ФАС и Минстрой. Резко против механизма выступает и бизнес, в частности «Русал», «Роснефть» и «Газпром нефть».

«Реформа коснется относительно небольшой группы потребителей с годовым потреблением около 100 млрд кВт•ч»,— говорит Сергей Роженко, замдиректора практики по работе с компаниями сектора энергетики и коммунального хозяйства КПМГ в России и СНГ. По его подсчетам, сейчас общий платеж за передачу электроэнергии прямых клиентов ФСК составляет примерно 50 млрд руб. в год, а рост нагрузки может составить от 15 млрд до 95 млрд руб. в зависимости от выбранной схемы перераспределения нагрузки. Конечная стоимость электроэнергии (с учетом оптовой цены) при этом может вырасти в диапазоне от 6% до 32% — с нынешних 2,65 руб. за 1 кВт•ч до 2,8–3,5 руб. в среднем по России. В результате есть риск, что дополнительная нагрузка для этой группы потребителей превысит общий объем всех нерыночных надбавок в конечной цене (85 млрд руб. в цене на мощность, или около 29% от конечной цены), отмечает Сергей Роженко.

В «Россетях» утверждают, что реформа позволит снизить «котловые» тарифы для большинства сельхозпроизводителей, бюджетных организаций, малого и среднего бизнеса. Еще более ощутимого эффекта «Россети» ожидают в субъектах РФ, где значительное число промышленных предприятий подключено к магистральным сетям. «Россети» также выступают с предложением вывести перекрестное субсидирование в отдельный платеж — это повысит прозрачность расчетов, создаст предпосылки для перехода к этапу системного управления этим инструментом.

По мнению аналитиков, польза для малого и среднего бизнеса тут не очевидна. «Потребители распредсетей не почувствуют снижения цены, для них тариф снизится примерно на 1–2%, но фактического снижения может и не быть совсем — все будет зависеть от конечных параметров регулирования»,— подчеркивает партнер Vygon Consulting Алексей Жихарев. По его мнению, основной риск для энергосистемы — получение крупным бизнесом еще более четкого инвестиционного сигнала для строительства собственной генерации.

При этом дифференциация тарифа ФСК не решает основной задачи по снижению перекрестного субсидирования, указывает промышленность. Механизм не приводит и к его равномерному распределению, поскольку смещает нагрузку на энергоемкие предприятия, для экономики которых цена электроэнергии очень чувствительна и которые уже несут около двух третей всей «перекрестки» через свои подключения к распределительным сетям, говорят в ассоциации «Сообщество потребителей энергии» (объединяет крупных потребителей электроэнергии). «Целесообразно не перепрятывать, а снижать перекрестное субсидирование, освобождая от нагрузки энергоемкую промышленность, как это делается за рубежом»,— считают в ассоциации.

Лишним не будет

Проблема «лишних» сетевых мощностей тоже не нова: она обсуждается последние восемь лет, но ни одна инициатива так и не доходила до согласования. Тем временем сетевой резерв нарастал: сейчас в стране, по оценкам «Россетей», не используется около 60% всей сетевой мощности. Объем «излишков» — более 100 ГВт. «Распространенной является ситуация, когда предприятие подает заявку на техприсоединение, к примеру, на 20 МВт, а потребляет 4–5 МВт, что приводит к несправедливой оплате услуг разными потребителями,— говорят в холдинге.— При этом возникают затраты, связанные с обслуживанием невостребованного оборудования».

За простаивающие «энергопамятники» предлагается наказывать рублем. Резерв придется оплатить, если он не использовался больше года (то есть объем резервируемой мощности потребителя по итогам годового периода и текущего месяца в каждый месяц составлял более 40% от максимальной мощности), поясняют в «Россетях». По данным “Ъ”, под действие механизма также могут подпасть промышленники с собственными блок-станциями и потребители первой-второй категорий надежности (должны иметь два источника снабжения, то есть двукратный резерв). Платеж вырастет плавно за несколько лет, а для промышленности без сетевых излишков тариф обещают снижать. Компания может отказаться от резерва — тогда его передадут другим потребителям. Впрочем, большой объем резерва находится в отдаленных регионах страны: там делиться излишками попросту не с кем.

Очевидно, что с развитием собственной генерации вкупе с отсутствием ответственности за завышение заявок на подключение, метод сбора необходимой валовой выручки для сетей потребует модернизации, считает Владимир Скляр из «ВТБ Капитала». По его мнению, фактически в силу различных экономических, инвестиционных и стратегических причин крупные потребители оптимизируют свои потребности в сетевом электричестве, при этом ожидают такого же высокого качества энергоснабжения, как и раньше. «В этих условиях выбор невелик: или повышать плату для оставшихся в сети потребителей, или переходить на плату с каким-то фиксированным платежом, привязанным к объему ресурсов, затрачиваемых сетями для содержания этого участка их хозяйства. Плата за сетевой резерв — именно такое решение. Потребитель всегда имеет возможность снизить эту плату, отказавшись от собственной генерации или отказавшись от того объема сетевой пропускной способности, которая заявлена в договоре с сетевой компанией»,— считает аналитик. Учитывая целевое использование этой платы — для снижения тарифа для прочих потребителей, это правильное решение с точки зрения справедливого распределения финансового бремени содержания сетевого хозяйства в стране.

Если новый механизм в текущем виде запустить прямо сейчас, то совокупный объем обязательств потребителей составит около 342 млрд руб. в год, прогнозирует «Сообщество потребителей энергии». По подсчетам Алексея Жихарева, энергоцены для крупного бизнеса вырастут примерно на 5–10%. «Некоторые потребители откажутся от части текущего резерва мощности и оптимизируют переплату,— говорит он.— Однако этот эффект может быть временным: предпосылок для снижения совокупных затрат сетевого сектора нет, а тарифный источник ограничен».

Промышленные потребители, как и ожидалось, выступили против нового механизма. «Проект по введению оплаты "сетевого резерва" не обоснован ни технологически, ни экономически. Он не позволяет достичь заявленных целей по повышению эффективности использования электросетевой мощности. С вопросом ответственности потребителей за размер заявляемой мощности при техприсоединении к сети необходимо разбираться более тонкими, адресными инструментами, а не штрафовать всех подряд по умозрительным ставкам»,— уверены в «Сообществе потребителей энергии». По мнению ассоциации, нужно выделить категории потребителей и типы подключения, которые формируют избыточную мощность,— льготные категории, новые подключения — и только после этого переходить к созданию релевантных, экономически обоснованных мер.

____

Источник: Коммерсант.