;
Главная Новости Ветер рвет стереотипы
14 октября 2021

Ветер рвет стереотипы

Вместе с ранее введенными ветропарками общая мощность превысила 1 ГВт. В целом объем рынка ветрогенерации в РФ оценивается более чем в 500 миллиардов рублей. За последнее время отечественные и зарубежные компании ведут строительство ветропарков и производство оборудования для современных крупных ВЭС на юге России: в Адыгее, Краснодарском и Ставропольском краях, Ростовской области.

Эта тенденция будет продолжена. Так, по результатам первого конкурсного отбора мощностей ВЭС по программе ДПМ ВИЭ 2.0 к 2027 году появится 5,5 ГВт новых ветряных мощностей. Таким образом, запущен механизм кардинальных изменений на карте ветрогенерации России. В 2025 году инвестиционный фонд "Ветропарки ФРВ" построит в Волгоградской области объекты суммарной мощностью 463,5 МВт. В этом же году "ВетроОГК-2" возведет объекты суммарной мощностью 155 МВт в Ростовской области. Новые ветряные станции появятся также в Астраханской и Оренбургской областях, Краснодарском крае.

При этом, как отмечают в Российской ассоциации ветроиндустрии, по итогам первого этапа отбора проектов ВЭС для ввода в 2025-2027 годах одноставочные цены на электроэнергию в заявках инвесторов соответствовали базовым показателям эффективности. Их установило правительство на уровне 5,7-6,3 рубля за киловатт-час. Однако жесткая конкуренция между участниками конкурсного отбора, лидерами которой стали такие гиганты, как финский "Фортум" в сотрудничестве с Vestas и "Роснано" и "НоваВинд" "Росатома", превратилась в главную предпосылку настоящей революции в российской ветроэнергетике. В ходе отбора цена на электроэнергию снизилась почти в 4 раза, фактически приближаясь к достижению сетевого паритета. Предполагается, что энергия, которую будут вырабатывать построенные с господдержкой ветропарки, будет стоить всего 1,7 рубля за киловатт-час.

При этом, как полагают в Ассоциации, ответ на вопрос, сделает ли нынешний ДПМ энергию ветра массовой и дешевой, пока неочевиден. По словам советника "ВЭБ Инжиниринг", эксперта РАВИ Эдуарда Бозе, цена заявленного одноставочного тарифа от Фортум такова, что очевидно следующее: мировой производитель турбин может обеспечить и в России такой уровень капитальных затрат (CAPEX), что энергия ветра становится конкурентоспособной по сравнению с традиционной генерацией, кроме ГЭС.

"Цена 1,7 рубля выглядит демпингом, но с учетом компенсации CAPEX и доходов от продажи энергии проекты Фортум явно рентабельные. Локальный игрок "НоваВинд" не может обеспечить CAPEX на конкурентном уровне. И это логично, поскольку с точки зрения любого машиностроительного бизнеса глобально продаваемый тысячами единиц в год продукт всегда будет дешевле локального изделия, выпускаемого серией в 100-150 единиц в год. Для меня не очевидно, что ДПМ-овчинка теперь стоит выделки. В контексте рисков кроссграничного налогообложения углеродного следа экспортных продуктов из России важнее иметь дешевую и массовую ветрогенерацию, чем полностью национальную индустрию строительства турбин с мощностью в пару-тройку сотен установок в год", - отмечает он.

По мнению экспертов, сейчас в отрасли насчитывается достаточно много игроков. И это заслуга программы ДПМ ВИЭ первого этапа. Однако новый ДПМ не только завышает требования локализации, но и оговаривает обязательства по экспорту турбин на внешние рынки. Но сейчас это уже не столько вопрос развития узкой машиностроительной отрасли, сколько долгосрочной конкурентоспособности экспортного сектора страны и реализации национальной стратегии декарбонизации. На деле это превращается в механизм ограничения конкуренции, считают в Ассоциации, что и показал отбор, где весь объем поделили два игрока, при том что заявлялись много других кандидатов. Но все они либо проиграли, либо не пошли на конкурс из-за отсутствия подтверждения от поставщиков турбин.

Реализация проектов в области ветрогенерации также имеет еще один немаловажный аспект - региональный. Как сообщил глава Адыгеи Мурат Кумпилов, благодаря привлечению инвестиций удалось нарастить темпы социально-экономического развития региона. За последние годы в республике осуществлен ряд крупных проектов. Среди них строительство первой в стране ветроэлектростанции, а также солнечной электростанции. "За несколько лет мы реализовали такие инвестпроекты, как ветрогенерация: вырабатываем 150 мегаватт за счет ветрогенерации, это 23 миллиарда рублей вложений. Солнечная энергетика потребовала одного миллиарда рублей инвестиций, здесь вырабатываем 10 мегаватт", - отметил он.

И все же при всем потенциале и обширности планов на сегодня на ветроэнергетику приходится всего 0,4 процента мощности энергосистемы страны и 0,13 процента объема генерации. Размер российского ветроэнергетического рынка составляет менее 1 процента от мирового. По мнению гендиректора ассоциации "Цель номер семь", старшего научного сотрудника РАНХиГС Татьяны Ланьшиной, такое отставание связано с небольшими объемами рынка, включая розничный, дефицитом конкуренции и локализацией производства оборудования, которая является обязательным условием получения господдержки на оптовом рынке электроэнергии и мощности. "Издержки могут быть снижены разными способами - за счет повышения объемов выделяемых на ВИЭ квот на оптовом рынке электроэнергии и мощности, за счет субсидирования процентных ставок и привлечения более широкого круга инвесторов, от местных до институциональных, за счет допуска на рынок более широкого круга игроков, включая небольшие компании с ВЭУ средней мощности", - предлагает эксперт.

Очевидно, что дальнейшее развитие рынка ветрогенерации в России может стать не только локомотивом развития регионов, но и новым стимулом роста для всего спектра проектной логистики. В свое время таким драйвером стали программа модернизации российских НПЗ и реформы в электроэнергетике.

____

Источник: Российская газета.