;
Главная Новости ТЭС не сразу строятся
14 декабря 2022

ТЭС не сразу строятся

Шесть гигаватт сдвигаются на год

По данным “Ъ”, генерирующие компании могут задержать реализацию 20% программы модернизации старых ТЭС — 26 проектов общей мощностью почти 6 ГВт и стоимостью 76 млрд руб. Большинство компаний попросило отсрочку на год, а «Интер РАО» и ТГК-2 — примерно на полтора года. В «Интер РАО» объясняют задержку срывом сроков поставки турбин «Силовых машин», в ТГК-2 жалуются на рост стоимости оборудования. Регуляторы рассчитывают, что задержки не повлияют на надежность энергосистемы, и считают их обоснованными. Но промышленные потребители и ряд экспертов называют доводы энергетиков «неубедительными».

Генкомпании, по информации “Ъ”, воспользовались правом на отсрочку ввода 26 проектов модернизации ТЭС суммарной мощностью 5,8 ГВт. Общий CAPEX проектов, по оценке “Ъ”, составляет 76,3 млрд руб. Среди сдвинутых проектов — объекты «Газпром энергохолдинга», «Интер РАО», ТГК-14, En+ и Сибирской генерирующей компании.

После начала военных действий на Украине правительство в рамках мер поддержки предоставило энергетикам право сдвигать запуски проектов модернизации старых ТЭС без объяснения причин. Такая возможность сохраняется до конца текущего года. Компания может сдвинуть запуск максимум на 12 месяцев, но правительство имеет право увеличить отсрочку. Об этом уже попросили «Интер РАО» и ТГК-2. Вопрос обсуждался 7 декабря, на правительственной комиссии по развитию электроэнергетики, говорят источники “Ъ”. В Минэнерго не ответили на запрос.

«Интер РАО» хочет отложить запуск двух энергоблоков Нижневартовской ГРЭС на 17 месяцев, до февраля 2025 года и мая 2026 года, следует из проекта протокола правительственной комиссии, с которым ознакомился “Ъ”.

Представители энергохолдинга, по информации “Ъ”, на совещании ссылались на проблемы с поставками турбин от «Силовых машин». В «Интер РАО» комментарии не предоставили.

В «Силовых машинах» пояснили “Ъ”, что задержка производства связана «с высокой загрузкой российских поставщиков литых и кованных заготовок цилиндров и роторов турбин». Поставщики сдвигают поставки длинноцикловых заготовок на более поздние сроки, что ведет к отсрочке производства генерирующего оборудования, говорят в компании: «Несмотря на сложности, связанные с освоением поставщиками новой номенклатуры, считаем важным поддерживать таким образом развитие наших отечественных предприятий».

ТГК-2 просит сдвинуть запуск блока Костромской ТЭЦ-2 на 18 месяцев до июля 2027 года, а блоки Ярославской ТЭЦ-3 и Ярославской ТЭЦ-2 — на 17 месяцев, до мая 2026 года и мая 2027 года соответственно.

По словам собеседников “Ъ”, ТГК-2 не предоставила доказательств проблем с поставками оборудования, но указала на рост их цены почти вдвое, что вызовет сложности с окупаемостью объектов. В ТГК-2 не ответили “Ъ”.

В «Совете рынка» (регулятор энергорынков) сказали “Ъ”, что 26 объектов составляют около 20% от всех отобранных проектов модернизации ТЭЦ и это «вполне адекватно текущей ситуации». По поводу просьбы «Интер РАО» и ТГК-2 в «Совете рынка» сказали, что такой «временный антикризисный механизм» предусмотрен действующими правилами. Компании предоставили комиссии обосновывающие документы, добавили в регуляторе. «Что касается рисков снижения надежности электроснабжения из-за таких переносов, точно оценить их могут только в "Системном операторе" или в Минэнерго, но с учетом значительных резервов в энергосистеме вряд ли они окажутся значимыми»,— говорят там.

В «Сообществе потребителей энергии» заявили “Ъ”, что отсылки к проблемам машиностроителей и прочим внешним причинам при таких существенных срывах сроков реализации проектов «выглядят неубедительно и больше похожи на попытку генерирующих компаний избежать ответственности за собственные просчеты».

Независимый аналитик Юрий Мельников считает, что проблемы с поставками оборудования «были ожидаемы». По количеству проектов, номенклатуре обновляемых паровых турбин и срокам исполнения программа беспрецедентна за последние десятилетия, замечает эксперт: «Выстраивание цепочек поставок, управление качеством на таком масштабе стали серьезными вызовами для турбиностроительных компаний, а санкционные ограничения только усложнили задачу».

Олег Дудихин из Kept добавляет, что неокупаемость проектов ввиду выросшего бюджета — риск инвестора, и он должен быть заложен в показатели эффективности, за счет которых тот выиграл отбор. Эти причины, по мнению эксперта, «вряд ли можно назвать веским основанием для переноса срока ввода».

Источник: Коммерсант.