Главная Новости Промышленность вступилась за малую генерацию
2 февраля 2021

Промышленность вступилась за малую генерацию

Искусственные ограничения лишь усилят риски для Единой энергосистемы, считают потребители и эксперты

Обсуждаемые в правительстве предложения крупной генерации и сетей, дискриминирующие малые электростанции, усилят риски для Единой энергосистемы (ЕЭС) и обострят социально-экономическую ситуацию в регионах, считают представители промышленности и опрошенные «НГ» эксперты. Вместо того, чтобы штрафовать потребителей за уход на собственное энергоснабжение, они предлагают сокращать нерыночные надбавки на оптовом рынке и развивать, а не ограничивать конкуренцию.

С идеей ограничить переход потребителей от централизованного электроснабжения оптового рынка на распределенную генерацию в середине декабря прошлого года выступили гендиректор «Интер РАО» Борис Ковальчук и тогдашний глава «Россетей» Павел Ливинский (сейчас – руководитель правительственного департамента энергетики). Инициативы были изложены ими в письме премьер-министру Михаилу Мишустину (копия есть в «НГ»).

Авторы письма называют центробежные тенденции «тревожными». Потребители экономят: сохраняя присоединение к общей сети, уходят от оплаты услуг по передаче электроэнергии, в которую включено перекрестное субсидирование, и надбавок оптового рынка, к примеру, на поддержку объектов ВИЭ, мусоросжигательных заводов и отдельных регионов. В письме приводится расчеты «Совета рынка», согласно которым в 2019 году в 54 регионах для потребителей на высоком и среднем напряжении экономически выгодно строительство распределенной генерации с окупаемостью 7-10 лет.

Уход в распределенную генерацию влечет рост цен для оставшихся на оптовом рынке потребителей (потеря 1 ГВт потребления приводит к подорожанию электроэнергии на 1,5%), что в свою очередь, ведет к новой итерации перехода потребителей с оптового рынка и еще большему росту цен, говорится в письме. Среди других отмеченных последствий – недофинансирование оптовой генерации и электросетевого комплекса, а также угроза разделения ЕЭС на локальные энергосистемы с рисками для доступности электроэнергии, энергобезопасности и энергоэффективности.

В качестве «оперативных действенных мер» предотвращения негативного сценария авторы письма предлагают три решения: снижение порога обязательного участия на оптовом рынке для электростанций с 25 МВт до 1 МВт, введение оплаты полного объема присоединенной сетевой мощности и распространение оптовых надбавок на розничные рынки.

По данным «НГ», логика авторов письма нашла отклик у регулятора: на заседании секций экспертного совета комитета Госдумы по энергетике, прошедшего 21 января, предложения в той или иной степени были поддержаны не только «Россетями» и представителями ряда генераторов, но и Минэнерго. Однако другими участниками дискуссии были обозначены крупные недостатки и риски такого подхода. Например, с учетом небольшого суммарного объема мощности распределенной генерации в стране (15 ГВт при 240 ГВт общей мощности энергосистемы) «размазывание» оптовых надбавок на блок-станции в финансовом плане ничего не даст, но однозначно подтолкнет их к отсоединению от общей сети и переходу в «островной» режим работы – то есть приведет к обратному эффекту, только усугубляя проблему.

«НГ» ознакомилась с аргументацией промышленных потребителей, изложенной в их предложениях по итогам заседания. В частности, отмечается, что для предприятий с собственными электростанциями требования по оплате надбавок оптового рынка предлагается ввести в отсутствие фактической поставки электроэнергии. Кроме того, ряд таких предприятий являются основой экономики моногородов и помимо своей основной деятельности в том числе поставляют тепло населению.

Среди обозначенных бизнесом рисков – сокращение промпроизводства и рабочих мест, необходимость перекладывания возрастающей платежной нагрузки в тариф на тепловую энергию, снижение возможностей частных компаний по финансированию соцпрограмм, рост социальной напряженности, дополнительные бюджетные расходы на ликвидацию негативных социальных последствий и организацию альтернативных способов теплоснабжения.

«Вместо поощрения строительства частной распределенной генерации, снижающей общее бремя нагрузки по содержанию и обновлению энергоинфраструктуры, помогающей разгрузить транзит электроэнергии от больших, удаленных от потребителей электростанций, предлагается фактически штрафовать владельцев розничной генерации, – констатируют потребители. – Необходимо бороться с причиной – разгребать завал надбавок на энергорынке, а не со следствием, изобретая сомнительные рестрикции для розничной генерации, которые загонят ее в серую зону или изолированный островной режим работы, сделав ситуацию только хуже для всех».

В 2015-2020 годы прирост перекрестного субсидирования и нерыночных надбавок составил более 220% в первую очередь за счет увеличения дополнительной нагрузки на потребителей оптового рынка на 244% (с 179 до 615 млрд руб.), отмечает начальник департамента развития розничного рынка и сетей ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Валерий Жихарев: «При этом с энергоемкой промышленности, на которую в основном ложится эта нагрузка, не снимаются задачи социально-экономического развития России. Компании в условиях увеличения платежной нагрузки на рынке электроэнергии обеспечивают до 75% российского экспорта, до 47% бюджетных поступлений и 26% ВВП и при этом должны выдерживать жесткую конкуренцию на внешнем и внутреннем рынках с зарубежными компаниями».

«Потому для минимизации риска ухода потребителей энергии с оптового рынка и сохранения привлекательности услуг единой энергосистемы целесообразно не создавать барьеры и ограничения для потребителей, оптимизирующих затраты на электроэнергию, а пересмотреть приоритеты использования и администрирования перекрестного субсидирования и принять меры по сокращению действующих и исключить введение новых нерыночных платежей», – считает эксперт.

Инициативы «Интер РАО» и «Россетей» похожи на список антикризисных мер для поддержания своей выручки на текущем уровне, отметил президент Ассоциации малой энергетики Максим Загорнов. «Предложение сделать услуги других дороже, чтобы потребитель вернулся, выглядит по крайней мере поверхностным, – полагает он. – Сейчас на собственной генерации потребитель может получить энергию по себестоимости в 1,8-2 руб./кВт-ч, а от внешних сетей потребитель получает электроэнергию на высоком и среднем уровнях напряжения по средней цене не ниже 4-5 руб./кВт-ч. Как говорится, разница очевидна. Оптовым генераторам и сетям придется кардинально снижать свои тарифы и пересматривать основы своего ценообразования, во что верится с трудом с учетом постоянного роста их цен. В связи с этим при снижении порога генерации оптового рынка до 1 МВт потребители начнут просто изолироваться от внешних сетей, а это грозит еще большими рисками для единой энергосистемы».

Малая распределенная генерация – это не только мировой тренд повышения энергоэффективности, но и курс на зеленую энергетику, чему сейчас уделяется очень пристальное внимание, и постоянное развитие технического и технологического прогресса, который не стоит пытаться затормозить, добавил Максим Загорнов. «Данная подотрасль не рассматривается как прямая угроза единой энергосистеме, как это пытаются выставить генерирующие и сетевые компании, это больше похоже на «естественный отбор». Особенно учитывая тот факт, что малая распределенная энергетика развивается исключительно за счет частных инвестиций, без субсидий со стороны государства», – заметил он.

«Нельзя остановить развитие новых технологий производства электроэнергии. Если потребителю будут запрещать использование распределенной генерации – мы просто отстанем в этом направлении, а потом будем догонять. Но рано или поздно потребитель, несмотря на попытки традиционных больших генкомпаний и сетевых структур никуда его не отпускать, прорвет эту плотину, потому что такая генерация в текущих условиях многим потребителям выгоднее, чем большая энергетика», – подчеркнул доцент кафедры экономики и управления в ТЭК Государственного университета управления Виталий Кузьмин.

«После 2008 года развитие правил и процедур российского энергорынка по разным причинам серьезно затормозилось, при этом необходимость своевременного изменения этих правил существует, что наглядно видно по положению распределенной генерации и ее потребителей, – пояснил он. – Конечно, малую генерацию нужно интегрировать в ЕЭС России, но предлагаемый способ неверный. Наш сегодняшний энергорынок ориентируется прежде всего на проблемы поставщиков, а потребителей рассматривают как приложение, которое безропотно выполняет все решения. Привлекательность малой генерации в том, что она дает потребителю альтернативу. И действовать нужно в направлении не сокращения, а, наоборот, расширения этой альтернативы, конкурентного рыночного выбора между всеми возможными вариантами поставки электрической энергии. Вплоть до прямых договоров о поставках между любой генерацией и любым потребителем, если это технологически возможно, – как это происходит на любом рынке».

____

Источник: Независимая газета